parallax background

“Интимный дневник”

художник Сергей Миханков
“Матч пойнт”
31.07.2019
Американский ледник
Американский ледник
29.09.2019
Художник Светлана Боброва

Художник: Светлана Боброва
Источник: facebook.com/svetlana.bobrova.5

П ришло время сказать правду. Для этой цели я и завожу дневник.
Но сначала – о дневнике!
О, сборище интимных мыслей некоторых представителей человечества! И все равно: самых интимных мыслей тебе не доверяют. Потому что знают: а вдруг! Например, выпадет перо из руки в момент смерти, войдет молоденькая горничная, и вместо того, чтобы воскликнуть «Ах!» и умчаться с ужасной вестью к вашим родным, которые примчатся к телу вашему с криками: «Что?! Ах! Ах! Ах!..», аккуратно вытащит дневник из-под вашей руки и начнет читать. И, читая, подумает: «Так вот вы какой, граф!» А потом подумает: «Пороки общества? Выпил рюмочку лафита?..» И в другом месте: «Что ж вы, граф, отступились?.. Да, а вот здесь точно, смело, беспощадно!..» И, дочитав, закроет дневник и задумается над последней записью в дневнике: «Сколько мерзости, зла и невежества вокруг! Господи, когда все это закончится?!» - «Тут-то все и закончилось!» - подумает молоденькая горничная, в последний раз взглянув на вас и, заломив руки и воскликнув «Ах!», умчится с ужасной вестью к вашим родным, которые примчатся к телу вашему с криками: «Что?! Ах! Ах! Ах!..»
То есть, я имел в виду другое, когда приводил пример с горничной… Но главное: самых интимных мыслей дневникам не доверяют!
А я доверяю! И это будет первый дневник, в котором будут изложены самые интимные мысли!
Мысль первая.
Пороки общества, невежество, зло и зависть предопределены.
Стоп! Как-то я величественно начал… Проще надо, проще об интимном!
Итак, что же случилось со мной и с Карлом, когда тротуар нас мгновенно… к Русскому музею?
- А что случилось, то и пиши! – раздался голос.
Я поднял глаза: передо мной сидела старуха. Это была Ленорман, французская предсказательница 18-го века.
- Диктуйте, бабушка! – я обмакнул перо в чернильницу.
- «Мы, такие-то и такие-то, - начала диктовку Ленорман, - посланы Богом на Землю, для ускорения эволюции человечества. И сама Земля, и человечество, и эволюция, и даже ее ускорение предопределены. В скобках, - старуха Ленорман подняла палец, - (детерминированы)!»
- Мы – это мы, а не вы! Я правильно понял?
- Ой, злыдень! Я ведь знаю, что ты нас, предсказательниц и пророков, не милуешь…
- «Злыдень» тоже писать?
- Смеешься над бабушкой, да?
- Нет. Продолжайте!
Я обмакнул перо в чернильницу.
- Далее пиши, - продолжала Ленорман. – «Нам, посланцам Бога, даровано знание всего сущего: всего, что было, есть и будет. Но одновременно нам даровано незнание всего сущего…»
- Ага, знаем – не знаем. Дальше!
- Куда торопишься? Документ составляешь! Ничего интимней до сих пор не было!..
- Интимности… скорее… хочу! – с пера упала клякса на страницу дневника.
- Вот и пиши. «Потому что, если бы мы все время знали будущее, нам было бы скучно выполнять Божественное поручение…»
- Все? – я промокнул кляксу.
- Нет! – Ленорман замолчала, и стала раскуривать трубку.
- Да кто ж так трубку раскуривает? Ее табаком набить надо!
- Тебя не спросила! – осерчала старуха и, заглянув в трубку, вдруг удивилась. – Ой, точно, табаку надо! Ах, да, курить бросила…
- Вам дым к лицу.
- Ох, ты ж, все-таки злыдень! Дальше пиши. «А иногда, чтобы мы не забывали, кто мы такие, нам дается знание будущего. А иногда оно дается нам в наказание – если мы плохо себя ведем…»
Я занервничал, мелькнула мысль: «Я так и знал! Я плохо себя вел… Недавно!» С пера упала еще одна клякса на страницу дневника.
- Ставь число и подпись!
Я поставил число и расписался.
- Теперь сожги!
- Что?
- Дневник!
- Зачем?!
- Таких интимных записей в дневниках никто никогда не делал. Тайну мироздания раскрывать?! Никто! Никогда! Дневник должен быть уничтожен!
Я сжег дневник. Оглянулся, а Ленорман уже нет. Вместо нее сидела молоденькая горничная и смотрела на меня. Интересно, что писал про нее граф? Желал ли он ее, или думал только о порочном обществе? Вот если бы я был графом, я бы прямо ей сказал… Нет, не сказал бы, а наблюдал бы за ней философским взглядом. Ишь, как она сидит передо мной, явно желает мне понравиться! До какого цинизма дошло общество! Вот сейчас она выйдет, а потом вернется… В полночь! А в комнате будет сумрак. Лишь одна свеча будет мерцать на столе. И, когда она приблизится ко мне, я скажу ей, высоконравственно: «Подите прочь, молоденькая горничная!»
И вот она подходит, все ближе и ближе… Ой, я, кажется, знаю тебя! Как ты здесь оказалась?
О, Донна Анна!..

Поделиться с друзьями: