parallax background

Прогнозирование
парадигмами

Царское Село, Александровский парк, Большой Каприз
Александровский парк
30.05.2019
художник Мария Гаркавенко
“Отечественные записки”
10.06.2019
Ч

еловеческий мир, это, в прямом смысле слова, лавина направленного внимания, и в этой лавине не продохнуть от идей и мыслей, от доктрин; здесь реально живут и реально работают такие понятия, как эволюция, культура, цивилизация, прогресс, «из пункта А в пункт Б» и так далее. И, так как движение этой лавины обусловлено и направлено, поэтому, в каких-то ближних ее частях, это движение возможно прогнозировать.
О возможности прогнозирования движения лавины-цивилизации говорилось в финале тренажера «Шторм мозга». А здесь – продолжение.

Цель?


И вселенная, и человеческая цивилизация, это не дерево, растущее вверх или вниз, или в какую-либо сторону, хотя есть ряд признаков, обманывающих нас и в том, и в этом, указывающих на рост именно вверх (или вперед, как кому угодно).

А как же быть с «из пункта А в пункт Б»? Куда-то все это движется? Значит, есть Цель?

Как и все мы, Томас Кун является членом той самой лавины, которая несет нас «из пункта А в пункт Б». И он является одним из тех, кто тоже указывает, что, если лавина движется не вверх, не вперед и не назад, тогда снимается вопрос о Цели.

Две цитаты:


«Процесс развития, описанный в данном очерке, представляет собой процесс эволюции от примитивных начал, процесс, последовательные стадии которого характеризуются всевозрастающей детализацией и более совершенным пониманием природы. Но ничто из того, что было или будет сказано, не делает этот процесс эволюции направленным к чему-либо. Мы слишком привыкли рассматривать науку как предприятие, которое постоянно приближается все ближе и ближе к некоторой цели, заранее установленной природой. Но необходима ли подобная цель?»

«… Для многих людей опровержение эволюции такого телеологического типа было наиболее значительным и наименее приятным из предложений Дарвина. «Происхождение видов» не признавало никакой цели, установленной Богом или природой. Вместо этого естественный отбор, имеющий дело с взаимодействием данной среды и реальных организмов, населяющих ее, был ответствен за постепенное, но неуклонное становление более организованных, более развитых и намного более специализированных организмов. Даже такие изумительно приспособленные органы, как глаза и руки человека — органы, создание которых в первую очередь давало мощные аргументы в защиту идеи о существовании верховного творца и изначального плана, — оказались продуктами процесса, который неуклонно развивался от примитивных начал, но не по направлению к какой-то цели. Убеждение, что естественный отбор, проистекающий от простой конкурентной борьбы между организмами за выживание, смог создать человека вместе с высокоразвитыми животными и растениями, было наиболее трудным и беспокойным аспектом теории Дарвина. Что могли означать понятия «эволюция», «развитие» и «прогресс» при отсутствии определенной цели? Для многих такие термины казались самопротиворечивыми.»

Томас Кун «Структура научных революций»

«Библиотеки» состояний


Часто можно слышать: «Он (она) обогнал время!» Однако во времени никто и ничто не опаздывает, и время никто и ничто не обгоняет. Каждый человек (переливы его состояний, в основе которых – его внимание, намерения, идеи, ментальные конструкции, фантазии, чувства, желания и так далее) соразмерен тому времени, в котором он живет. Исключений нет.

Да, в тренажере «Абсолют» говорилось в том числе и о том, что жизнь индивидуума (индивидуумов) есть переживание переливов состояний. Действительно, в буддизме, например, все есть состояния, в том числе и нирвана. Но тогда получается, что и сама человеческая цивилизация есть грандиозная совокупность («библиотека») пережитых и переживаемых состояний.

И не только «человеческая»:

 

Сотни миллионов лет на Земле обитали рептилии и динозавры. Откажем ли мы им в переживании только им присущих состояний (а также нашим любимым собакам и кошкам, а также менее любимым гиенам, змеям, насекомым и так далее)? А как быть с эукариотами (клетками живых организмов), а также с прокариотами и археями? А если не откажем, то получается, что еще до появления человеческого вида во вселенной накоплены грандиознейшие «библиотеки» состояний. И получается также, что «книги жизни» будут возникать и «архивироваться» и после его исчезновения. Но и это еще не все.

Сам Большой взрыв Вселенной есть состояние. Но состоянием является и теория Большого взрыва Вселенной. А также состоянием является и то, что скрыто и Большим взрывом, и теорией о нем.


Из этих неисчислимых «библиотек», из тьмы состояний и ткется «гобелен» вселенной…

Цивилизационный порог


В наше время, спустя тысячелетия после возникновения человеческой цивилизации, стало возможным обнаружение смыслового контура ее движения. Намного более полно, чем ранее.

Весомой частью этого обнаружения является то, что в конце 19-го века цивилизация людей подошла к определенному порогу, само пересечение которого сопровождалось и продолжает сопровождаться небывалыми трансформациями в планетарном масштабе. Ширина этого порога, во временном измерении, равна примерно 150 годам (она может быть и больше, но пока остановимся на этом числе). То есть, все мы находимся в завершающей фазе его пересечения.

Почему порог называется «порогом»?

Достаточно взглянуть на заголовок книги Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций», чтобы понять, что произошло в том небольшом временном отрезке, который здесь назван «цивилизационным порогом»: цивилизации «столкнулись», «сомкнулись», «перезахлестнулись» и так далее.
Достаточно оглянуться в недалекое прошлое, чтобы понять, что с конца 19-го наступило «время простого человека», время, когда массовое сознание активизировалось и явило себя в качестве главного героя современной истории. А это значит, что мир теперь принадлежит если и не каждому в буквальном смысле слова, то слишком многим, и этих многих сегодня невозможно игнорировать. От этих «многих» – перерождение элит и трансформация структур управления, и не только.

Для вглядывающихся в прошлое, для наблюдающих за процессами умножения человеческих популяций и культур, за освоением человеком планетарных пространств, за распространением, столкновением, объединением, разъединением и опять объединением культур и цивилизаций, становится очевидным, что приближение к «порогу» было неизбежно.

Но уже в последней фазе это приближение сопровождалось возрастанием количества носителей рационального мышления. То есть, все то, что мы знаем, как «восхождение западной цивилизации» (вспышка последних веков), и есть результат нарастания массы рационального мышления, его концентрат. А Западная Европа – это локализация этого нагнетания.

Об особенностях этого «нагнетания»:

1. Нагнетание массы рационального мышления не было равномерным для всей «поверхности» планеты по причине неоднородности культур, различным спецификам направленности внимания и так далее. И эта неравномерность не есть «хорошо» или «плохо», «авангард» или «арьергард», «прогресс» или «регресс», это есть данность.

2. То есть, в любом случае (по причине все той же неоднородности культур, и неважно – где и как) эта особенность мышления возрастала бы именно в крайнем, гипертрофированном виде.

И далее.
Рациональное мышление, в результате произведенных им известных агрессий, распространилось в 19-м, и особенно в 20-м веке и в иных странах, на иных континентах; дало свои всходы во многих иных культурах и цивилизациях. И теперь колоссальные регионы планеты конкурируют (на рациональном уровне) практически на равных. А это значит, что экономика, финансы, технологии, коммуникации и так далее – ничто не вымрет из достижений современной цивилизации, если, например, США и Западная Европа вдруг, неожиданно уйдут под воду.

Прогнозирование парадигмами


То, что мы называем бытием, есть то, что доступно вниманию и восприятию человечества, в границах которых и пребывают земля, солнце и луна, время доисторическое и историческое, циклическое и линейное, взлеты и гибель цивилизаций, прогресс, регресс, научные истины, миллиарды галактик и так далее.

И наше движение «из пункта А в пункт Б» происходит в соответствии с этим бытием, а также в соответствии с моделями, картинами мира, в соответствии с целевыми программами, формируемыми сознанием самих людей вследствие отраженного в нем мира (неважно, на осознанном или неосознанном уровне).

И это значит, что мы имеем возможность соизмерять и соотносить друг с другом как сами модели мира и целевые программы, так и их фрагменты. А также прогнозировать движение человеческого мира, который в самом начале был назван «лавиной человеческого внимания».

Но, подобно прогнозу погоды, который, с относительной точностью, можно делать лишь на несколько дней, прогнозировать это движение на долгосрочную перспективу только на основе планетарных мыслепотоков, психических процессов достаточно сложно. Потому что движение мысли, движение психики, по причине их текучести, в каком-то смысле можно уподобить воде.

Вода повторяет очертания берегов, отмелей, обрывов и перекатов, камней, водорослей, топляков, земноводных, рыб и животных, и так далее. То есть, своей собственной формы вода как будто не имеет, но зато она повторяет формы объектов, с которыми соприкасается.

Общественные парадигмы обладают теми самыми «руслами» и объектами в них, форму которых повторяет мысль. Они представляют собой некие условные емкости, которые наполняются соответствующими потоками мысли, осваивающими новое пространство со своими свойствами, и в этом же пространстве стабилизирующиеся. Эти пространства несут в себе подвижные комплексы условий, в которых и происходит переживание индивидуумами соответствующих состояний. Процесс переливания в другую емкость (в следующую парадигму) иногда подобен плавным или крутым поворотам русла речного потока, а иногда водопадам (революционным сменам парадигм).

«Условные емкости» – общественные парадигмы – различны по состояниям и масштабам, они взаимоотражаются и одновременно, перифериями, проницают друг в друга; некоторые парадигмы могут включать в себя несколько других. Переливаясь друг в друга, сменяясь во времени, они перестают быть актуальными, но при этом не исчезают, архивируясь в прошедших временах. Понятно, что, чем ближе к нашему времени, тем более масштабно, с нарастающим напряжением, происходит смена этих комплексов парадигм.

Каждая парадигма наполнена своими собственными объектами, имеет внутреннюю структуру, которую и реконструируют археологи, историки, социологи и так далее. Знание этих реконструкций (и другого многого) предоставляет возможность заглянуть и в будущее.

Возникает лишь вопрос: как далеко можно прогнозировать грядущие парадигмы? Очевидно, наше ближайшее будущее (50-100 лет) – это первый и второй ряд парадигм, основные контуры и особенности которых вполне воспринимаются внутренним зрением. Но уже следующие ряды парадигм начинают сливаться и теряют яркость в перспективе, и чем дальше, тем больше. При этом основной контур, силуэт «лавины направленного внимания» все равно просматривается, подобно силуэту судна вдали, у линии горизонта.

Новый мир. Цивилизация будущего


Какой Новый Мир в перспективе ожидает нас?

Всю предыдущую историю (с древними и средневековыми культурами и цивилизациями, с цивилизациями нового и новейшего времени) можно уподобить слоям в геологических разрезах – они легко визуализируются. Можно предположить, что в «геологических разрезах» будущего поперечное сечение даст картину культурных слоев куда более протяженных и однородных. Потому что на планете, в социуме, с невероятной скоростью повышаются уровни стандартизации, стереотипизации мышления-поведения (что является результатом единения человеческих сообществ – «столкновением цивилизаций», – но не ведет к тотальным, самоубийственным стандартам и стереотипам).

При этом.
В Новом Мире история не упрощается, но упрощается культурный фон. Все достижения прошлого в области культуры образуют классическую базу, неделимое ядро, инструмент для осмысления эволюционного вектора человеческой цивилизации. Эта классическая база никуда не исчезнет, она служит сейчас и будет продолжать служить будущим поколениям в качестве активного индикатора, маяка, указывающего на цивилизационный старт. Однако в настоящем и обозримом будущем не создаются условия для возникновения достижений в области искусств, значимых для мировой культуры. Если же рассматривать культуру шире (где искусство есть лишь одно из ее слагаемых), то здесь источник достижений не иссякает. Можно с уверенностью сказать, что фундаментальные прорывы будут продолжать совершаться в науках, в технологиях и в политике (в международных отношениях).

Предшественником и активным строителем Нового Мира является «непростой мир простых людей»: в условиях «цивилизационного порога» он трансформировался, при этом организовал новые сложности, которые будут иметь продолжения.

В этом движении «лавины» есть положительные моменты.

Например, несмотря на то, что на сегодняшний день из 7,5 миллиардов людей 2 миллиарда не имеют доступа к электрической розетке, а также несмотря на удручающую стандартизацию «к электророзетке подключившихся», следует признать, что новая социальная реальность, общий цивилизационный фон, прорастая в массе людей, все-таки повышает рациональный уровень и самих людей. Есть и очевидная плата за такое повышение: именно рациональное мышление приближается к предельным уровням громкости, и именно оно оглушает в условиях «цивилизационного порога». Но эта громкость будет продолжена и в будущем, в быстро сменяющихся социальных циклах.

То есть, расширение и стабилизация рациональных полей – доминирующий сегодня, сверхдлительный процесс. И это значит еще, что человечество вступило в период особой сложности (об особенностях рационального мышления, о его провокативности и т.д. – в тренажере «Шторм мозга»).

С неба на землю


Мы только что говорили о «небе». А теперь о «земле»: о настоящем и будущем мировой экономики, финансов, политики.
Цитирую:


«… Так что для ниспровержения утвердившейся мировой иерархии благосостояния и власти необходимо широкое сотрудничество стран Юга. В этом отношении решающим станет выбор Китая и Индии, которые сами по себе составляют треть населения Земли. … При населении 2,3 млрд человек соглашение между Индией и Китаем по любому стандарту мгновенно придает ему статус претендента на международный стандарт. Что это означает практически? Это означает, что следующим, кто производит общераспространенные продукты вроде Microsoft Office, станет Китай... Это означает, что стандарты мобильной связи в будущем будут определяться в Азии, а не в Европе и не в Соединенных Штатах... Уже сейчас это означает, что быстро приближается к концу то время, когда старый уютный клуб богачей — США, ведущие страны Западной Европы и Япония — задает тон остальному миру, дает распоряжения и ставит оценки. Добавим, что правящим кругам мирового Юга в целом и Китая и Индии в особенности абсолютно необходимо открыть путь для освобождения не только своих народов, но и всего мира от тех социальных и экологических издержек, которые принесло развитие капиталистического производства Запада. Для такого всемирно-исторического преобразования необходимо понимать, что невозможно распространить достижения современности на большую часть народов мира, если только, как говорил Сугихара, западный путь развития не соединится с восточноазиатским путем, а не наоборот. Впрочем, это утверждение не ново. Почти восемьдесят лет назад, в декабре 1928 года, Махатма Ганди писал: «Бог не попустит, чтобы Индия перешла к индустриализации по западному образцу. Империализм одного лишь крошечного острова [Англии] сегодня держит в цепях целый мир. Если путем подобной эксплуатации пойдет страна с населением в 300 миллионов человек [таково было население Индии в то время], она сожрет весь мир, как саранча».

Джованни Арриги «Адам Смит в Пекине» (Из «Эпилога»)


«… Мы все же догадываемся, что за непроницаемым облаком нашего незнания и неумения точно предвидеть конечный результат все еще действуют те исторические силы, которые определили ход двадцатого века. Мы живем в мире, который завоеван, лишен своих корней и изменен мощным процессом экономического и научно-технического развития капитализма, властвующего уже два или три столетия. Мы также знаем или, во всяком случае, имеем достаточные основания для предположений о том, что такое развитие событий не может продолжаться ad infinitum. Появились внутренние и внешние признаки того, что мы вплотную приблизились к историческому кризису, а значит, наше будущее не может быть продолжением настоящего.»

«По мере того как приближалось третье тысячелетие, становилось все более очевидным, что важнейшая задача современности состоит не в том, чтобы злорадствовать по поводу краха советского коммунизма, но в том, чтобы вновь проанализировать врожденные пороки капитализма. Как нужно изменить капиталистическую систему, чтобы от них избавиться?»

«И потому именно распределение, а не экономический рост станет крупнейшей политической проблемой нового тысячелетия. Нерыночное выделение ресурсов или, по крайней мере, безжалостное ограничение деятельности рынка совершенно необходимы для предотвращения надвигающегося экономического кризиса. То есть судьба человечества в третьем тысячелетии будет зависеть от восстановления систем общественного регулирования.»

«… Подобное равновесие несовместимо с мировой экономикой, при которой бизнес в бесконтрольной погоне за прибылью и конкурентной борьбе по определению интересуется только собственной выгодой. С точки зрения защиты окружающей среды, если человечество намерено выжить, в будущем капитализму «кризисных десятилетий» не найдется места.»

Эрик Хобсбаум «Эпоха крайностей. Короткий двадцатый век, 1914-1991» (Из главы 19-ой: «На пути к третьему тысячелетию»)


«О чём мы будем думать в 2050 или 2100 г., оглядываясь назад на капиталистическую цивилизацию? Возможно, мы будем совершенно несправедливы. Какой бы вариант новой системы мы ни выбрали, мы можем почувствовать необходимость в очернении только что ушедшей в прошлое системы – капиталистической цивилизации. Мы станем подчеркивать её пороки и игнорировать все её достижения. К 3000 г. мы, возможно, станем вспоминать её как волнующий опыт в человеческой истории – либо как исключительный, представляющий собой отклонение и, возможно, исторически важный момент очень долгого перехода к более эгалитарному миру; либо как внутренне нестабильную форму человеческой эксплуатации, после которой мир вернулся к более стабильным формам. Sic traпsit gloria mundi.»

Иммануил Валлерстайн «Капиталистическая цивилизация» (Заключительный абзац)

Мы только что внимали «земле». А теперь «вознесемся» обратно на «небо».

Земля в иллюминаторе


В агентстве NASA смонтировали фотографию ночной поверхности земли. Материки, острова и архипелаги усеяны электрическими огнями, где-то насыщенно, а где-то – редкими мазками. А где-то – непроницаемая тьма. Электрические огни в Европе, в России, в Китае, Индии, Австралии, Африке, Южной Америке. А вот территория Северной Америки: свет электрических огней такой же яркий, как там, там и там.
Казалось бы, виновниками, создателями этих электрических огней и гирлянд являются носители рационального мышления. Казалось бы, мощные электрические «острова», «континенты», разворот «гирлянд» подсказывают приоритетные зоны и направления, формирующие «прогресс», «разумное будущее». Да, формирование происходит, причем происходит ежедневно, ежеминутно. Но, на самом деле, что формируется, что таится под корой электрических огней? Вот там свирепствуют иррациональные смерчи, а вот там они только зачинаются, вот здесь пытаются переустановить рациональные решетки, а вот там, там и там их переустанавливать будут, и еще будут, и еще. И где здесь «конец истории»? Или мы смотрим в разные иллюминаторы?

 
© А. Дюрис, 2015 г.