parallax background
Петергоф, фонтан «Большой каскад»
Петергоф
10.03.2019
Царское Село, Екатерининский дворец
Царское Село
25.03.2019
Yuliia-Ustimenko-Giovanni Pugdini–Portrait of Giuseppe Pugverdi

Художник: Юлия Устименко
Источник: http://wombart.net

И, выслушав мои признания о женщинах на тротуаре, прокурор спросил:
- И на Невском были?
- Да!
- Я так и думал. Об этом еще Гоголь писал: «Нет ничего лучше Невского проспекта.»
Я тут же парировал другой цитатой:
- «Как чисто подметены его тротуары, и, боже, сколько ног оставило на нем следы свои!..»
Но продолжал и прокурор:
- «А дамы! О, дамам еще больше приятен Невский проспект.»
- Так я же вам о дамах и говорю! Дело в том, что…
Но прокурор, увлеченный Гоголем, не слушал меня:
- «Какая быстрая совершается на нем фантасмагория в течение одного только дня! Сколько вытерпит он перемен в течение одних суток!»
- Он вытерпел и меня!
- Что такое «вы» по сравнению с теми, кого он действительно терпит?
- То есть?
- Послушайте, вы просто счастливый человек, идущий по тротуару. Продолжайте идти.
- А вы?..
- У меня автомобиль.
Я ахнул, и с состраданием посмотрел на прокурора. «Значит, - подумал я, - он не может наслаждаться женскими мелодиями на тротуаре…»
- Вы правильно подумали, - сказал прокурор.
- Но, может быть, велосипед?
- В детстве, да, - с грустью улыбнулся прокурор. – А потом – нет.
И в это время в кабинет вошла помощница прокурора. Она подошла к столу и положила на него стопку папок. Развернулась и пошла к выходу. И мы с прокурором задумчиво созерцали рисунок ее бедер (вид сзади).
- Неплохо, - сказал я.
- В общем, да…
В голосе прокурора сквозили постные нотки.
- Эффект привыкания? – спросил я.
- Не без этого…
Прокурор вздохнул и подвинул к себе стопку с папками.
- Так, что здесь? – Он пролистывал одну папку за другой. – Я шел… Признание… Тротуар… Женские бедра… Я шел… Женские бедра… Тротуар… Еще тротуар… Еще бедра… Я шла… Тротуар… Бедра мужские…
- Стоп! «Я шла»? «Бедра мужские»?
- Да. А вы что думаете, у нас только мужчины считают, что они создают угрозу обществу?
- Нет. Я об этом не думал.
- А вот они думают! – Прокурор продолжал просматривать папки. – Я шла, шла, шла… Бедра мужские, женские… Тротуар… Я шел, шел, шел, бедра мужские… Тьфу, гадость!..
Прокурор закрыл папки и отодвинул в сторону.
- Надеюсь, от вас не было письменного заявления?
- Нет. Я пришел, чтобы заявить устно.
- Очень хорошо! А то пришлось бы присваивать номер, давать письменный ответ, отчитываться о проделанной работе, складывать в папки, архивировать…
- Архивировать? Подождите… Разве меня не арестуют? Я не причинил ущерба?
- Нет. В том смысле, что нет такой статьи, под которую подпадают деяния ваши и этих вот… - прокурор показал на папки с заявлениями.
Я возмутился:
- То есть, мы создаем угрозу, а статьи под эти деяния не прописаны?
- Нет статьи – нет угрозы!
- А женщины?! Музыка бедер?!
- Я же вам сказал: вы просто счастливый человек, идущий по тротуару. Наслаждайтесь музыкой бедер, танцами бедер. Продолжайте идти: вдоль и поперек!
- А вы?
Прокурор погрустнел, не ответил.
- Может быть, ролики?
- Ну, в моем возрасте…
- Самокат?
- Несолидно…
- Может быть, в автомобиль не сразу садиться? Выйти на тротуар, выдержать паузу, посмотреть в одну сторону, в другую… У вас тут, мимо прокуратуры, женщины ходят.
- Пауза? Оглянуться? Да, может быть… Очень, очень может!.. – Прокурор улыбнулся какой-то неожиданной, детской улыбкой. Встал и пожал мне руку. – В следующий раз, если у вас что-нибудь случится, ну… подпадающее под статью, или сомнение какое… сразу ко мне, без очереди!
- Спасибо! – я пошел к выходу.
- И без письменного заявления!
- Да! – я закрыл дверь и, несомый по коридорам и лестницам легким, солнечным настроением, скоро вышел из прокуратуры на тротуар…

Поделиться с друзьями: